Автор: Голубцов Алексей

Безенги 2003 - «Холодное лето»

Сначала было слово…
И слово это было VPX.

Фотоальбом

 

06 июля 2003

Закупка пива завершена успешно. В лагере пива больше нет. Осталось дождаться приезда остальных участников концессии. Вечером, под накрапывающим дождем, появляются аэромобильные члены шоу-программы под названием “МАИ–Безенги 2003”. Впрочем, огромные баулы ставят под сомнение вопрос их мобильности. В нашем обиталище (на ближайшие несколько недель) куча привезенного из Москвы барахла и какой то снаряги. Пожалуй, только здесь, в нашей комнате на втором этаже, начинает доходить, что все планы стали реальностью. Мы приехали вместе в горы. На это понадобилось всего 12 лет.
Особенно не верилось, что я буду участвовать в этом мероприятии…

Здесь надо немного сказать о принципах подбора снаряжения и закупке продуктов ведь именно этот вопрос неоднократно задавался нам перед сборами. Все было очень просто. За пару дней до отъезда мы умудрились собраться и обсудить некоторые организационные вопросы. Выглядело это мероприятие со стороны примерно так:

– У меня есть палатка и новая веревка…
– И у меня.
– У меня тоже есть.
– Хорошо, берем все.
– А железо у кого поприличнее?
– Да вроде бы у всех нормальное.
– Хорошо, берем все.
– А с продуктами как решим?
– Ну, давайте каждый, что нибудь купит, чего захочется, вкусного…

Теперь в комнате на полу, перед нами, лежит всё ЭТО. Похоже, с голода мы в этот раз точно не умрем. Да и на нехватку снаряжения жаловаться не придется. Большая часть его благополучно проваляется под кроватями до отъезда, иногда извлекаясь на белый свет, из баулов, по просьбам обитателей первого этажа.
Трудности дороги сказались на способности составить четкий план действий на ближайшее время. Желание двигаться вверх заставило, за кружкой пива, составить его краткий вариант: послезавтра выходим на занятия, затем тренировочная гора. Десятого августа идем на Миссес-тау. Всем отделениям предложено поддержать наш план в соответствии с их собственными планами. Ночь. Занавес.

07 июля 2003

Просыпаюсь рано утром. За окном, выше перил балкона, до боли знакомая тропа по гребню морены. Вдалеке треугольник Гестолы. Волевым решением заставляю себя оторвать голову от подушки и предпринять попытку разбудить двух храпящих джентльменов. Реакция с их стороны есть, но эффективность моих действий близка к нулю. Тогда решаю, для начала, встать самому и сварить кофе. Выпив вторую кружку, наблюдаю первые робкие попытки переворотов с бока на бок, в надежде урвать еще несколько минут сна. Но все тщетно и утро начинается с легкого завтрака из сыра и чесночной колбасы. Плюс несколько литров кофе, полдюжины пива. Сразу же всплывают недостатки в планировании: сегодня утром на завтрак яичницы не будет.



Балкон в номере позволяет ознакомиться с положением дел в лагере (а так же выплеснуть кофейную гущу), не прилагая лишних усилий. Замеченное оживленное перемещение личного состава заставляет принять решение об инспекционном выходе в массы. Основная цель – второй завтрак, версия прикрытия - оценка морального состояния участников сбора. Спустились вниз. Позавтракать не удалось. Кое-кто очень грамотно и сноровисто зажал яичницу под предлогом отсутствия тарелок.
После обеда в лагере случилось стихийное бедствие, впрочем, мы были к этому готовы. Приехал Борис Палыч Лещенко. Пришлось участвовать в постановке его автобуса на колеса. Поставили.



Выпили пива, съели салатика. Добрались до решения организационных вопросов и благополучно убили на это весь вечер. Поругались с Саратовым и Анаевым. Собираться на выход сегодня уже поздно. Забил.

08 июля 2003

Встали. Начинает моросить мелкий дождь. Как раз к этому времени мы заканчиваем собираться. Пора выходить. Жарко на подходе не будет. Вышли. Весь состав сбора уже растянулся, под дождем, на тропе. Только Воробьевы играют роль прицепного вагона и никуда не спешат. Иду в кроссовках, шортах и майке. Под дождем прохладно. Ну так ведь придется немного поработать на подходе, чтобы догнать ушедших вперед. Негоже тащиться в хвосте. Идется на удивление легко. Скоро догоняю Машенина и девчонок во главе с Кирпичевым. Робко интересуюсь, кто там так шустро бежит впереди всех. Машач смотрит на меня удивленно и говорит, что он идет впереди всех наших. Потом до него доходит смысл вопроса и он отвечает, что впереди идут налегке хохлы, без рюкзаков. Ладно, похоже последним на ночевки я не приплетусь.



Доходим до последней зеленой поляны, в кармане, под склонами Брно. Ставим палатку. Готовим обед. Дождя нет, но он готов снова начаться в любой момент. Собираемся выйти на лед, на первую ступень ледника Кундюм-Мижирги. Особого желания делать это в такую погоду нет. Но так хочется, попинать кошками настоящий лед. И покрутить свежеподаренные, на день рождения, Андрюхе стальные буры – GRIVEL ULTIMATE 360. Пока добираемся до первой ступени снова начинает лить дождь. Гуляем в кошках. Немного лазаем по серакам. Крутим самосбросы. Бежим обратно, на ночевку, к палаткам. Школа инструкторов, стоящая рядом выкатывает нам халявную сковородку макарон с мясом. Жрем до отвала. Дождя снова нет. Начинают возвращаться с занятий наши отделения. У всех идет процесс приготовления еды и робкие попытки просушить промокшие вещи. Бродим между палатками. Пьем чай. Обсуждаем план на завтрашний выход. Нам предстоит убить двух зайцев: забросить бивуак под Миссес-тау, в верхний цирк, а после сходить на Брно по единичке.

На последней зеленой поляне под склонами Брно На последней зеленой поляне под склонами Брно

09 июля 2003

Встали в 06-00. Погода вроде бы получше, чем вчера. Верхушки гор освещены солнцем. Над нами синее небо. Сделали себе завтрак. Перебудили всю округу. В 07-40 до нашей поляны добирается солнце. Греемся. В восемь выходим наверх. На середине подъема начинает идти мелкий дождь. В десять одеваем кошки, на пологой площадке, в камнях, в верхней части языка ледника. Решаю, что в карман по скалам не полезем, а обойдем пешком по центру ледника. Так будет пусть не быстрее, но безопаснее. Наконец, расстаемся с дождем. Валит густой снег. Иногда не видно ребят поднимающихся за нами. Выходим в верхний цирк и на ровном месте ставим палатки. Немного ближе к склонам Миссес, чем подъемный кулуар на Брно. Снег усиливается. Давление быстро падает. Забиваемся в палатку и готовим обед. Начинается гроза. Потягиваясь в спальниках, молча забиваем на единичку. Выглядывая в минуты затишья, видим Русакова с Ксюхой упрямо лезущих вверх по кулуару на свою единичку. Выключатель имени здравого смысла у Михи явно не срабатывает. Ну что же, мы их помним…
В 14-00 давление на минимуме – меньше 645 мПа. Вопрос с нашей тренировочной горой окончательно решен. Остается надеяться, что завтра погода не подбросит нам такую свинью. К шестнадцати часам давление начинает ползти вверх, но густой снег валит постоянно. Договариваемся, что завтра встаем в половине четвертого и если погода нормальная идем на 4-Б по Северному гребню на Миссес-тау.

10 июля 2003

Вышли со снежного плато под северным склоном Миссес в 05-00. Слева от палаток вершина пика Курсантов. Справа и чуть ниже, подъем на Брно. Прижимаясь к скалам гребня (справа от нас) между Миссес и Брно, идем по склону в сторону снежной перемычки. Погода пока на нашей стороне. Небо синее, редкие облака, яркое солнце. Грозового фронта над Безенгийской стеной пока не видно.

Начало подъема по северному склону Миссес-тау Начало подъема по северному склону Миссес-тау

Через сорок минут стоим все вместе на перемычке. Справа от нас ледник, спускающийся с восточных склонов Миссес. Перед нами снежный нож, выводящий на правую кромку снежно-ледового северного склона. Одеваем кошки, связываемся. Солнце жарит все сильнее. Мажем морды солнцезащитным кремом. Запускаем вперед перворазрядную четверку. Вперед выходит Игорь и бьет для всех нас следы. Нам, втроем, остается только подниматься по готовым точкам. Не забывая при этом всячески погонять идущих впереди. Шестеро из нас без акклиматизации, а Игорь приехал на сборы после Домбая. Этим обстоятельством мы бессовестно пользуемся. Идем достаточно быстро, практически не тормозя, хотя гора слишком высока для первого акклиматизационного выхода. Основное неудобство причиняет то, что идем тремя связками, и иногда не успеваем оторваться от станции до подхода следующей связки. Быстро привыкаем к этому рваному ритму. Ведь появляется время постоять и отдышаться.



В тройке пришлось бы топать без передышки. По склону, от снежного ножа с перемычки, проходим восемь веревок. В десять часов стоим на снежном плече. Здесь бросаем рюкзаки с навязанным нам начспасом бивуаком. Налегке подходим к скальному острову и начинаем обходить его слева по снегу.



Через три веревки попадаем на спусковую петлю выше острова. Отсюда начинается узкий кулуар уводящий вправо вверх, под основание башни. Метрах в сорока слева от нас огромный кулуар выводящий на вершинный гребень (если судить по фотографиям). Идем вверх по перильным веревкам которые оставляет первая связка. Миха выходит вперед и скребется по плитам. Я на хвосте его веревки. Приходится пропускать через себя весь наш паровоз. На станцию в середине кулуара попадаю соответственно последним. Волков рубится выше, по вертикальным плитам с натечным льдом, в горловине кулуара. А вся остальная шайка мило беседуя, висит на двух сопливых точках, мало обращая на него внимание.


Пытаюсь матом разогнать эту гирлянду и перевесить их на нормальные самостраховки. Получается это очень плохо. Машач включил тормоза, Саня прикидывается идиотом, Игорь шутит. Андрюха вообще мало на что реагирует. Что-то у него совсем плохо с глазами. Катька спокойно сидит в стороне от этого бедлама на полочке. Интересно, как бы вел себя Миха, если бы знал сколько раз его отщелкивали от станции за сорок минут? Сорок минут? Бля! Включается сознание. Это говорит о том, что на этой веревке будет сложный участок. Как минимум часть веревки будет навешена на вертикальных перилах. А жумар мой в клапане рюкзака. А рюкзак метров на триста ниже. Ни хера себе. В кармане куртки лежит купленный в целях ознакомления, перед поездкой, Tiblock. Похоже испытание этой открывалки для пива придется проводить в экстремальных условиях. Эти мысли заставляют отвлечься от процесса реорганизации станции. Но гнать вперед ребят по перилам не прекращаю. Когда очередь доходит до меня, срываюсь со станции и ухожу за перегиб. Впереди меня стенка метра четыре, щель залитая льдом, заканчивающаяся небольшим нависанием. Веревка идет вверх отбрасывая от стены. Пройти лазанием не получается. Миха как-то проскребся здесь первым в кошках, ну а мне придется перилить. С матом, скребясь кошками по сухой гладкой плите под карнизом, лезу вверх. После горловины, еще метров двадцать лазания по крупным живым блокам, и подхожу к станции на большой горизонтальной полке. С ее левого края, практически у огромного кулуара, лезем по плитам вверх и через сорок метров выходим на гребень. Дальше идем вчетвером налево по гребню. Через веревку вылезаем на предвершину. Дальше пятьдесят метров по снежному ножу и мы наверху. Вершина Миссес-тау совсем не впечатляет. Всю картину портит нависающая громада Дых-тау. Прямо напротив нас ее северный гребень. Делаю несколько фотографий, а Миха уже зовет нас спускаться побыстрее вниз.


С гребня закладываем три дюльфера. Спускаемся прямо по плитам скального острова. Здесь мы должны были в принципе подниматься, но после вчерашнего снегопада все вокруг утром было засыпано снегом. За солнечный день снег растаял и сейчас мы спускаемся по голым плитам. Пройдя эти дюльфера, выходим на свои следы. И дальше вниз бегом, к своим рюкзакам оставленным на снежном плече. С плеча уходим по снежному склону вниз к перемычке в гребне идущем к Брно. На перемычке маркируем веревки и дальше вниз по своим следам к палаткам в цирке. Славная получилась охота. Даже выступая большим паровозом, мы умудрились не заторчать. А ведь гора не слишком маленькая. Вот как у нас все вышло: за пять часов дошли до снежного плеча, четыре часа вверх до вершины и три на спуск, по снегу еще два часа вниз (около 8 дюльферов). Итого с плато до плато у нас получилось сходить, всемером за 14 часов.

11 июля 2003

Утром великолепная погода. Солнце. Вылезаем из палаток погреться в его теплых лучах. Кипятим несколько кастрюлек чая. Уничтожаем все запасы шоколада и сладостей. Собираемся и валим вниз. На нижних ночевках еще раз пьем чай, согласовываем планы с другими отделениями и убегаем вниз в лагерь. К пиву.

В верхнем цирке под маршрутом В верхнем цирке под маршрутом

12 июля 2003

День без записей.

13 июля 2003

Сегодня подход в Теплый угол. В планах – испытание Машенина как забойщика на скальной части. Перед ним поставлена задача занести нас на четверку «А» на Укю. Заранее предупреждаю ребят что скальная часть достаточно интересная. Впрочем доставить трудностей нам она не должна в принципе. Ну а чтобы сделать выход еще интереснее предлагаю Машачу пойти на подход и на маршрут в кроссовках. У Михи есть легкий трек, а нам лень тащить наверх пластик, так как на лед мы не собираемся. Ну и берем с собой минимум снаряжения, ведь для нас главное откатать тактику и проверить что более необходимо на скальных пятерках в районе.
Приходим на ночевки ниже Арбуза. Ставим свою палатку рядом с палатками наших отделений. Здесь сейчас никого нет, но к семи часам должны начать возвращаться с маршрутов. Практически одновременно, появляются из за перегибов, группы с Гидана и Укю. Делаем ставки, кто кого сделает на спуске. Проигрываю. Машач, как руководитель, интересуется у спустившихся хохлов, которые ходили на нашу четверку, состоянием маршрута. Берет у них консультацию. Когда он от них отходит и идет в нашу с Михой сторону, вижу что он немного не в себе. Здесь надо добавить, что я не успел его предупредить как надо относиться к словам людей которые ходят по тропе в касках и с ледорубами, и у которых глаза от страха чуть ли на лоб не выскакивают. Короче, Машач подходит. Говорит:
- Все. Пиздец. На гору мы не сходим. Там без кошек никак. А у нас ни пластика, ни кошек. И взять не у кого. Леха ты нас подставил.
Приходится задать ему несколько вопросов. Отвечает, что ему рассказали: весь маршрут залит натечным льдом, всё лезли в кошках. Пришлось успокоить Андрюху. Водкой.

14 июля 2003

Вышли с ночевки в 04-00. К шести утра подошли под основание кулуара. В него надо влезать практически от ночевок на морене напротив Урала. Скалы мокрые. Кое-где натечный лед. Но проблем не возникает. Быстро набираем высоту, забирая немного вправо, под вертикальную стенку. Выходим на полку, на которой есть место для ночевки. Здесь тур. Проходим еще метров двадцать вверх и вправо. И видим уходящую налево щель, пересекающую всю стену. Нам сюда. Связываемся. Запуская вперед Машенина. Попутно пытаясь заставить его не сворачивать с маршрута в сторону. Выходим на левый кант стены. На перегибе дует ураганный ветер. Холодно. Приходится одевать куртки. По описанию, следующая веревка – ключ. Но выход к нему находим не сразу. Вначале ломимся дальше влево и уходим траверсом за угол. По дороге Андрюха выкладывает все свои френды и камалоты, но не добирается до края стены. Дальше дороги нет и после недолгого обсуждения, он возвращается. Еще раз, осмотрев путь вверх, находим нужное направление. После неочевидного лазания по заглаженной плите, выходим по стенке под нависание. Сразу же находятся чужие крючья. Брошенные френды и стоппера. Андрюха уверенно уходит за перегиб и делает станцию. Лезу вторым. Периодически спрашивая его: - «Ну и где здесь ключ?» Когда до Андрюхи остается пара метров, он говорит: «Тут будет немного сложно». Ну да, под нависанием, да еще с рюкзаком поместиться тяжело. Выбрасываюсь наружу и сразу попадаю на станцию. Чем-то напоминает это место переход под крышей карниза «Семерки» на Форосском Канте. Только наоборот. От станции полторы веревки до выхода на гребень. Здесь мы наверное немного сильно забрали вправо и немного удлинили себе путь. Зато немного проще и быстрее. Беда в том, что везде встречаются крючья и висят дюльферные петли. Это немного сбивает нас с маршрута. По широкому скальному гребню бредем в сторону вершины. Там уже сидит Игорь и ждет нас. Когда подходим к гребню, ведущему на основную вершину, видим, что идти надо метров 150 по снежному ножу. А склону уходящему налево и вниз конца не видно. Справа – скальные сбросы. Если поскользнуться лететь до низа по льду очень далеко. Впрочем, следы набитые есть. Мы с Андрюхой в кроссовках, поэтому Миху в треке ставим вперед. Утрамбовывать ступени. Ну и морально проще, когда впереди идет кто-то. Он проходит несколько метров по гребню, поворачивается к нам и говорит: «Если кто поскользнется, тот будет последней сукой». Так мы и бредем по снегу. На вершине Игорь делится с нами шоколадкой, наливает воды. На вершину мы вышли в 13-30. Практически сразу начинаем спускаться по знакомому маршруту. Кажется, что здесь я могу пройти с закрытыми глазами. Хотя в Безенгах не был уже пару лет. Вечер проходит в беспокойстве за нашу хвостовую связку которая резво шла по нашим следам с разрывом в пару часов. Пришлось даже организовать выход, посмотреть чем они там занимаются. Все нормально и вечером все собираемся у нашей палатки за чаем.

15 июля 2003

Спустились в лагерь. Заказали сауну. Случилось маленькое чудо - наши разряднички проставились. Пивом. Были очень удивлены. Отдохнули. Вмазали коньяку в баре.

16 июля 2003

Приняли решение. Завтра выходим на Дых-тау. С нетривиальным маршрутом спуска. По-русски – на траверс.

17 июля 2003

Лагерь «Безенги» - 2100 метров. Время 08-45. Выходим на Австрийки. Вроде бы пока не капает. Поднимаемся на морену и попадаем под дождь. На леднике, сразу после Миссес-коша нас накрыл плотный туман. Наверное, с час поплутали по льду, пока окно в тумане не позволило определить правильное направление. Прошли большой камень. Завернули за угол. Залезли на гребень морены. Дождались Панченко. Пообщались с питерским «Штурмом». Двинули дальше. В половине четвертого скинули рюкзаки у хижины, поставили чай. Высота 3300. Мне совсем не нравится мысль переться сегодня дальше. Это уже будет напрасная трата сил. Но, отдохнув пару часов, все же выходим наверх. Ну, решили завтра начать гору - надо подходить выше. Идем по морене в сторону южных склонов Дых-тау. Доходим до ручья и поворачиваем влево, в маленький цирк. По снежникам набираем высоту и у ручья находим площадку для ночевки. Еще светит солнце и есть несколько минут погреться в его лучах. Но скоро солнце скрывается за перегибом и сразу становится холодно. Поднимается сильный ветер. Андрюхин альтиметр показывает 3550. Нас такой расклад вполне устраивает. Мы встали у начала подъема в верхний снежный цирк. Завтра гора. Рано ложимся спать.

18 июля 2003

Выходим в 07-10. По снежнику лезем вверх под непрерывным обстрелом. Солнце уже подсветило скалы наверху и оттуда на нас летят камни. Деваться нам некуда, поэтому прижимаясь к скалам лезем вверх. Перед самым выходом в верхний цирк попадаем на неприятное место. Достаточно крутой лед, а мы идем не связанные. Но тут всего пара десятков метров до скал и приходится аккуратно проскакивать этот участок. Нижний скальный пояс перед нами как на ладони. По некрутому снежному склону идем к скальной гряде делящей снежный цирк на две части. Находим единственное место, где есть хоть что-то похожее на описание. Узкий кулуар залит натечным льдом. Под него мы подошли к 09-55. По плитам правой стены лезу вверх. Последние метров пять пройти с рюкзаком не удается. Бросаю его на точке и налегке пролезаю сложный участок. Закрепляю веревку. Осматриваюсь. Мы в пятнадцати метрах от косой полки. Погода начинает быстро портиться. Когда мы все собираемся на полке, ветер уже валит с ног. Снежные заряды не дают просмотреть путь наверх. Время половина первого, высота 4180. В такую погоду дальше лезть невозможно. Снежная крупа быстро засыпает все вокруг.

На косой полке На косой полке
Между двумя камнями находим защищенную от ветра площадку. Выравниваем ее, строим защитную стенку. Палатку сильно колбасит ветром. Забиваемся вовнутрь. Пьем чай. Ложимся спать. В 16 часов погода улучшилась. Над нами синее небо. Светит солнце. Над Шхарой, напротив нас, жопа, черные тучи. На её вершине огромные снежные флаги. Да и у нас иногда очень сильные порывы ветра. Решаем, что сегодня уже двигаться дальше нереально, будем ночевать здесь.

19 июля 2003

Встали в 03-30. Вышли в шесть. Очень холодно. С полки веревка по горизонтали до большого кулуара. Сворачиваем в него и дальше по льду три с половиной веревки вдоль правой стены до скального гребня. Миха работает первым. Мы с Андрюхой идем за ним по перилам. Больше половины точек на льду сопливые. Льда практически нигде нет. Только жесткий фирн. Хотя его тоже надо поискать в рыхлом, глубоком снегу. Похоже, за последние несколько лет погода в Безенгах резко изменилась в сторону похолодания. Раньше простого снега найти было тяжело, а сейчас его столько… Но когда-нибудь это все должно осесть и превратиться в настоящий лёд.


По гребню подходим под жандарм. Высота 4320. Скорее это даже не жандарм, а просто несколько больших камней. Его нижняя часть представляет собой удобную горизонтальную полку. Уходим по этой полке влево, за угол. Дальше лезем вверх и вправо. Перед нами очередная стена бастиона, а описание все пугает нас выходом под башню. Здесь надо ломиться в лоб. Пробуем проскочить стенку. В верхней части ее все залито льдом. На каждом карнизике висят сосульки.


Да и дальнейшего продолжения здесь нет. Миха приходится возвращаться метров на десять ниже. Собираемся все вместе. Решаем уходить под стенкой вправо, в сторону центрального кулуара. Там должен быть проход на снежные серпы правее башни центрального контрфорса Дых-тау главной. Какой уж тут маршрут, когда все залито натёчкой. Идем по наклонной снежной полке к центральному кулуару. Не доходя до него, находим сухую скальную стенку. Ее разбивает на две части узкий обледеневший камин, справа от него система щелей. Здесь явно можно выйти на верхнюю часть злополучной стенки. Правда вся эта конструкция благополучно соседствует с живыми блоками и перьями заклиненными в различных комбинациях. Выпускаем Миху вперед на двойной веревке. Лезется ему что-то не сладко. Все живое. Блоки шевелятся. Периодически он отправляет нам подарки в виде булдыганов различных размеров. Сидим прямо под стенкой забившись в трещину. Если на нас что-нибудь свалится, то деваться нам некуда. Миха исчезает за перегибом и веревка начинает уходить вверх быстрее. Похоже над нами выполаживание или полка. Теперь нам надо зажумарить по этой вертикальной разрухе с тремя рюкзаками. После непродолжительных мучений, растягивания веревки, отрываюсь от земли. Дальше идется проще, появляется рельеф. Есть трещины в которые можно ставить зубья кошек. Подлезаю к перу, о котором нас предупреждал Миха. Как оно не падает непонятно. Наша перильная веревка лежит на канте камушка длинной метра в четыре и шириной не больше метра, который держится, заклинившись самой нижней частью в трещине. Впрочем, я уже его пролезаю, а вот Машач... Пусть лучше он не знает. Ну, хотя бы пока сам сюда не долезет. Заодно, мельком замечаю, что мой EDELWEISS изрядно потерся на острых краях гранитных плит. Ну что же, залезли мы на эту стенку. Слева от нас вертикальные отвесы башни. Прямо перед нами дорога вверх по бараньим лбам и ледовым пятнам.

Скальный пояс в средней части Южного контрофорса Дых-тау Скальный пояс в средней части Южного контрофорса Дых-тау

Просмотреть путь вперед далеко не получается, но скорее всего вполне проходимо. Проходим еще несколько веревок. Втроем идется достаточно медленно, особенно если первому приходится возвращаться за своим рюкзаком. А лезть с ним не всегда получается (здесь, наверное надо напомнить почему мы оказались на скальной пятерке-А с запасом продуктов на 12 дней, а потому, что… ну это отдельная тема). Миха, замученный сегодняшним своим лидерством просит меня выйти вперед, благо сложностей не предвидится. Ну поберечь лидера мы всегда готовы. Да и лезть намного приятнее чем подтаскивать грузы по веревкам. Еще несколько веревок и уже начинает заходить солнце. А впереди все не видно нормального места под площадку. Наконец, на вершине очередного бастиончика находим снежный наддув. Лучше места нам наверное сегодня не найти.
Встаем на ночевку на склоне градусов в тридцать. Площадку под всю палатку нам здесь не вырубить. После пары часов мучений, ставим половину палатки на получившуюся полку. Остальная её часть свисает вниз по склону. Закидываем туда рюкзаки, ботинки, весь хлам чтобы немного поднять ноги и не скатываться в яму. Но все тщетно и вся ночь проходит в борьбе за место на ровной площадке. Все вымотались. Даже приготовление нашего легкого ужина решаем отменить. Выпиваем по кружке чаю и спать.

20 июля 2003

Встаем поздно. Погода великолепная. Солнце. Синее небо. Ветра нет. Далеко внизу толпы народа ломятся на Селлу по тройкам. Завтракаем. Выходим. Сначала прямо вверх по снежнику метров сто пятьдесят. И все правее башни. Как-то не светит нам попасть на нее. Подходим под еще один скальный пояс. Справа от нас в пятнадцати метрах ниже центральный кулуар. Находим простой путь по скальной стенке, которая выводит нас в горловину залитого льдом кулуара.



Здесь усаживаемся под нависающим камнем и выпускаем Миху вперед. На стенке перед ним развешены карабины, какие-то крючья. Надо самые интересные экземпляры пособирать. В начале карабины Walter, затем интересной формы наборные стоппера. Здесь были чехи – подумали участники восхождения. Но когда пошел слой IRBIS-ов на забитых молотком, по типу копперхедов, стопперах, появилась новая версия – никак Щепа зимой молотил…
Пологие скальные лбы, разрушенные щели. Миха борется между двумя крайностями: либо навернуться самому, либо свалить на нас паровоз камней. Местами ему становится несладко. И вот оно происходит. Метрах в двадцати, над нами с Андрюхой, идет борьба. Падать сам Миха явно не собирается, поэтому, опасаясь за свою шкуру, отправляет в нашу сторону маленький камушек. Примерно с два кирпича размером. А теперь представьте себе: боулинг, мой любимый шар № 15 в руках убийцы, и вы в конце дорожки, на месте, где должны стоять кегли. Шанс промазать, ну примерно процентов пять, да и то если игрок сильно пьян. Я успеваю увернуться, а вот Андрюхе который стоит за моей спиною, везет меньше, призовой камень находит его ногу. Поворачиваюсь к нему, и спрашиваю что делать, колоть наркоту, или сразу паковать и вниз тащить. А он говорит: херня, вскользячку прошел. Даже ничего не сломано, а просто болит немного. Ладно, поблагодарили Миху и полезли по перилам дальше. Вытащили рюкзак. Сидим на скальной башенке. Выше нас какой-то гребень, но к нему подход по голому льду. Узкая горловина, градусов семьдесят, лед звенит. Проскакиваем его и оказываемся на снежнике, от которого к перемычке между башнями идет широкая дорога.


Погода начинает портиться, начинает валить густой снег. На перемычке снежные заряды с особым энтузиазмом бьют в морду. Выше нас очередная башня. Сколько их мы уже прошли, просто не сосчитать. Лезем еще две веревки по скалам вверх. Слева отвесные сбросы и огромный кулуар уходящий в сторону пика Семеновского, справа очередная башня, а впереди, в разрывах облаков – вершина. Ясно видно как над ней гуляет ветер, переваливая на пятикилометровой высоте через вершину хребта. Очень вовремя находится удобная площадка под палатку. Приходится немного срубить лед и достроить из блоков недостающий угол. Миха с Андрюхой лезут на башню налегке.


Посмотреть наш путь на завтра и провесить перила. Итоги разведки неутешительны. Между нами и основной вершиной Дых-тау главной огромный провал. Ребята вылезли на вершину башни, но с нее не видны разумные пути движения. Приходится оставить решение этой проблемы на завтра, а сегодня спускаться к палатке и отдыхать. Еще час проводим за расширением площадки. Готовим ужин. Пьем чай. Подходит время вечерней связи. Нам еле дают передать информацию, как предлагают отключиться до следующей связи. Знакомая практика. Оставляем рацию на приеме. Ставим еще чаю. Внизу полный бардак. Информация вся противоречивая. Но смысл вроде бы понятен: Кирпичев, срыв, акья, завтра потащат в лагерь, нужно транспортировать в Нальчик. Еще пьем чай. Смотрим друг на друга. Вскрываем селедку в винном соусе, раздираем упакованные рационы и достаем самое вкусное содержимое. По рации говорим со своими ребятами. Решать нам особенно нечего. «СК» до утренней связи. Хотя все и так понятно. Сезон закончен. Вниз.

21 июля 2003




Утром встаем около семи часов. Синее небо. Ветра нет. Погода звенит. Быстро завтракаем, собираемся и валим вниз. После пары веревок останавливаюсь, достаю рацию, передаю информацию: «Валим вниз, после обеда будем на Джанги-кош». Договариваемся включить COBRA в дежурный режим, чтобы слышать, как идут дела на леднике. Все. Вниз. По снежному ножу подходим к сбросам. Спускаться по пути подъема желания нет. Но если уйти по отвесу в провал и дальше к центральному кулуару, то вроде бы дальше совсем прилично смотрится. Похоже, через пару веревок можно попасть в кулуар. Забиваем на балде титановый швеллер, вешаем длинный удлинитель и уходим вниз, к замеченным петлям. Еще один дюльфер с вертикального замерзшего водопадика и мы стоим в центральном кулуаре. Дальше все просто и быстро: находишь крюк получше, вешаешь новую стропу, щелкаешь веревку и вниз. Это моя работа на спуске. Миха последний, продергивает веревки. Андрюха в середине… Здесь надо сказать что в самом кулуаре, как это обычно бывает, очень много станций. На пятидесяти метрах спуска их обычно пять-шесть штук, по всей стене. Во всех щелях крючья. И самое удивительное многие петли торчат из под снега. И это после предыдущих лет, когда крючья издевательски висели на высоте пары метров от снега, а до некоторых и долезть было невозможно. Скоро становится очень жарко и сверху начинают лететь по кулуару камни. В это время подходим к месту где Центральный кулуар делится на несколько ответвлений. И сразу же встречаем две группы идущие вверх по контрфорсам Главной и Восточной Дых-тау, справа и слева от нас. С этого момента, подарков в виде камней становится на порядок больше. Долго ищем спуск с последнего сброса в нижний цирк под стеной массива. Я помню, что здесь должен быть отвесный дюльфер или что-то на него похожее. Спускаться по бараньим лбам слишком опасно. Наконец находим ручей, вешаем последнюю петлю и под холодным душем съезжаем на снежный конус в цирке. Все. С горы мы слезли. Но теперь предстоит пройти из верхнего цирка через две ступени ледопада и морены, а пути вниз мы не видим – накатывается плотный туман. Над нами все чисто.Видно и вершины, и склоны, а вот вниз, только на сотню метров. Приходится долго бродить мимо трещин, искать проход через ледопад, а потом в тумане искать тропу (по принципу: я знаю что она должна быть где-то здесь). Уже перед самой темнотой выходим на вершину моренного взлета, над Джанги-кош. По тропе спускаемся вниз. Скоро из тумана появляется сначала хижина, потом палатки. Пришли, отчитались, узнали новости. Кирпичев скорее жив, Романов разбился. Наших здесь нет. С утра надо бежать вниз. Сидим отдыхаем, пьем чай с печеньем, доедаем копченый сыр. Далеко за полночь ложимся спать.

22 июля 2003

Утром греемся на солнце, собираемся и уходим в лагерь.
На повороте начинает лить с неба. И до лагеря бредем под дождем. Забираем оставленные на леднике спасотрядом баулы. И через несколько часов переваливаем через ограду лагеря.
В комнате у себя решаем что Андрюха завтра улетает с Кирпичевым в Москву, мы остаемся до 25-го в лагере.

P.S. Несколько фотографий в догонку...





P.P.S. Особая благодарность Сергею Руничеву (Санкт-Петербург) за транспортировку пострадавшего на наших сборах в аэропорт МинВоды... Спасибо Серега!

Фотоальбом


Homepage